Клиническая классификация нарушений менструального цикла  

Клиническая классификация нарушений менструального цикла

Первичная аменорея обычно бывает обуслов­лена анатомическими дефектами и тяжелыми за­болеваниями, поэтому наряду с гинекологическим обследованием ребенка, как правило, необходимо также тщательное эндокринологическое, ауксоло-гическое и генетическое исследование. При вто­ричной олиго- или аменорее причина нарушения менструального цикла бывает не столь серьезна и оно часто имеет функциональный характер.

Диагноз первичной или вторичной аменореи ставят в зависимости от того, в каком возрас­те произошли изменения (до ППС или после наступления менархе), повлекшие нарушение менструального цикла, насколько серьезна была причина, вызвавшая эти изменения, и как долго она длилась.


В зависимости от особенностей клинической картины различают:

Нарушение регулярности и длительности менструаций

• Первичная аменорея: отсутствие менстру­аций до 15-летнего возраста.

• Вторичная аменорея: отсутствие менструа­ций в течение более 4—6 мес.

• Олигоменорея: длительность менструально-

го цикла более 35 дней.

• Полименорея: длительность менструального

цикла менее 25 дней.

Изменение интенсивности кровотечения

• Гиперменорея (меноррагия).

• Гипоменорея.

• Ювенильные кровотечения.

Болезненные менструации (альгоменорея)

• Дисменорея (увеличение длительности мен-

струации, объема кровопотери и болезнен­ность менструации).

• Альгоменорея.





Первичная аменорея

Первичная аменорея в большинстве случаев яв­ляется проявлением тяжелого фонового заболева­ния, которое обычно характеризуется нарушением развития, инфантилизмом, карликовым ростом, гирсутизмом или гермафродитизмом. Под «первич­ной аменореей», т.е. отсутствием менструации до 15-летнего возраста, понимают задержку менархе в возрастном диапазоне, соответствующем двойно­му среднему квадратичному отклонению от возра­стной медианы менархе в норме.

Однако часто врачи не выжидают до исполне­ния девочке 15 лет и начинают обследовать ее уже в 13- или 14-летнем возрасте, если к этому времени отсутствуют признаки полового созре­вания.

Классификация первичной аменореи

Известно много причин первичной аменореи. Они затрагивают различные органы и отличают­ся своими патофизиологическими механизмами. Наиболее частой причиной являются поражения гипоталамо-гипофизарной системы, далее в по­рядке убывания частоты следуют заболевания яичников и анатомические дефекты. Разработа­но несколько классификаций первичной амено­реи, отличающихся своей целью и принципами, положенными в их основу. Приводим классифи­кацию, учитывающую патофизиологические ме­ханизмы первичной аменореи:



Гипоталамо-гипофизарная аменорея (50%)

Обратимая форма:

• Задержка полового развития (pubertas tarda).

• Нервная анорексия (anorexia nervosa).

• Аменорея спортсменок. Врожденные пороки развития:

• Изолированная недостаточность гонадоли-берина и аносмия (синдром Каллманна).

• Парциальная или тотальная гипофизарная недостаточность.

Опухоли и другие поражения гипофиза и ЦНС (42-45%)

• Аденома гипофиза (пролактинома, смешан-

ная опухоль).


• Синдром пустого турецкого седла.

• Повреждение при внутричерепных хирур­гических вмешательствах.

• Опухоли ЦНС (краниофарингиома и др.).

Гиперандрогения и вирилизация (около 20%)

• Синдром поликистозных яичников.

• Адреногенитальный синдром (АГС):

• врожденный АГС (классическая форма);

• АГС с поздним началом (постпубертат­ная форма).

• Опухоли надпочечников и яичников.

• Дефект 5а-редуктазы.

• Частичный дефект андрогенных рецепторов.

• Истинный гермафродитизм (hermaphroditi-smus verus).

Овариальная недостаточность (12-15%)

• Дисгенезия гонад, обусловленная хромо­сомными аберрациями (синдром Ульриха— Тернера, синдром Суайера, мозаицизм.

• Дисгенезия гонад, обусловленная другими причинами.

• Кастрация (овариэктомия, облучение, хи­миотерапия).

• Аутоиммунные заболевания.

• Галактоземия.

Аменорея при обменно-эндокринных нарушениях

• Гипертиреоз.

• Ожирение.

Анатомические дефекты (пороки развития)

• Атрезия девственной плевы.

• Агенезия матки и влагалища (синдром
МРКХ).

Диагностика первичной аменореи

Для клинических целей диагностика, основан ная на патофизиологической классификации, лс гична и рациональна, однако нередко связана выполнением неоправданно большого количеств







дорогостоящих исследований (определение кон­центрации гормонов в крови, УЗИ, КТ, МРТ). Ра­циональная диагностика должна быть целенаправ­ленной и основываться на анамнезе и ведущих симптомах заболевания. Это позволяет с самого начала ограничить диапазон диагностического по­иска.

Тактика при нормальном физическом развитии девочки и своевременном начале периода полового созревания

При осмотре в этих случаях следует опреде­лить стадию полового созревания по Таннеру и выяснить, наступило ли менархе. При аменорее следует осмотреть пациентку, уточнить анамнес­тические данные и выполнить УЗИ.

Причиной первичной аменореи обычно быва­ют анатомические изменения матки и влагали­ща, наиболее частыми из которых являются:

• атрезия девственной плевы;

• агенезия матки и влагалища (синдром МРКХ);

• полная резистентность к андрогенным гормо­нам (синдром тестикулярной феминизации).

Атрезия девственной плевы

Девочки с атрезией девственной плевы жалу­ются на нарастающие боли внизу живота, по­вторяющиеся в соответствии с циклическими из­менениями эндометрия. При осмотре выявляют выбухание растянутой девственной плевы, на сонограммах отмечается картина, характерная для гематокольпоса и гематометры (рис. 5-19— 5-21).

Лечение заключается в полном иссечении дев­ственной плевы, эвакуации скопившейся во вла­галище и полости матки крови с последующим их промыванием. При осмотре верхней трети вла­галища следует обратить внимание на то, нет ли вагинального аденоза. Если после иссечения дев­ственной плевы вагинальный аденоз не исчеза­ет, что наблюдается довольно часто, то в даль­нейшем прибегают к вапоризации С02-лазером или криодеструкции.

Агенезия матки и влагалища (синдром МРКХ)

Этот порок развития не вызывает у девочек болезненных ощущений и часто выявляется слу­чайно при первом врачебном обследовании но­ворожденной девочки, в детском возрасте педи­атром или в более старшем возрасте после первой


Рис. 5-19. Атрезия девственной плевы у 7-дневной девочки.

попытки вступить в половой контакт. При ос­мотре отмечается слишком маленькое расстоя­ние между наружным отверстием уретры и вхо­дом во влагалище (meatus hymenalis), что видно на рис. 5-22. При УЗИ отмечается отсутствие матки в типичном месте и небольшое смещение яичников в краниальном направлении. Как пра­вило, для порока характерны нормальный про­цесс полового созревания (стадия Р5, В5 по Тан-неру), отсутствие meatus hymenalis и матки (с. 21). Дополнительное обследование, в частности пель-вископия, обычно не требуется, и к нему при­бегают лишь в исключительных случаях. Аге-незия матки и влагалища часто сочетается с пороками развития мочевых путей, поэтому в план обследования пациенток следует включить УЗ И почек, а при необходимости — также экск­реторную урографию.

Лечение порока хирургическое и заключается в формировании влагалища после завершения ППС.





Рис. 5-20. Атрезия девственной плевы у девушки 15 лет 6 мес с периодическими, нарастающими по интенсивности болями вни­зу живота, о - осмотр вульвы: отмечается выбухание девственной плевы; б - на трансабдоминальной сонограмме (продольный срез) при полном мочевом пузыре отчетливо видны массивный гематокольпос и гематометра; е - при рассечении девственной плевы вытекло значительное количество скопившейся крови, Опе­рация: обильное промывание влагалища, иссечение девствен­ной плевы до «физиологического» размера, кольпоскопия для ис­ключения вагинального аденоза.

Рис. 5-21 Протяженная глубокая (более 3 см) атрезия влагали­ща у 14-летней девушки. На МРТ отчетливо видны гематокольпос и гематометра, а также промежуток между глубокой порцией влагалища и наружными половыми органами. Выполнено плас­тическое устранение дефекта перемещенным лоскутом,





Рис. 5-22.Синдром МРКХ. а - девушка 16 лет 8 мес с первичной аменореей: женский тип телосложения, широкий таз, соответству­ющее возрасту половое развитие (развитие молочных желез и ово­лосение лобка соответствуют стадиям В5 и Р5 по Таннеру) свиде­тельствуют о нормальной функции эндокринных желез и делают излишними гормональные исследования; б - осмотр вульвы: отно­сительно широкое наружное отверстие уретры, на месте девствен­ной плевы видна небольшая площадка плотной ткани.


Рис. 5-23. Девушка 17 лет 3 мес с синдромом тестикулярной фе­минизации: развитие молочных желез не завершено, другие кли­нические признаки отчетливо выражены.

Рис. 5-24. Девушка 16 лет 6 мес с синдромом тестикулярной фе­минизации. При пельвископии в брюшной полости обнаружены яички с придатками, которые были удалены.





Синдром тестикулярной феминизации

(полная резистентность к андрогенным гормонам)

(рис. 5-23 и 5-24)

Для синдрома тестикулярной феминизации характерны генотип 46,XY и нарушение взаи­модействия андрогенных гормонов с рецептора­ми, причиной которого обычно бывает мутация гена, кодирующего эти рецепторы. Поэтому те­стостерон частично или полностью утрачивает свое действие (см. гл. 7). К клиническим прояв­лениям синдрома тестикулярной феминизации относятся: первичная аменорея, нормальное раз­витие молочных желез, нормальные размеры тела, редкое оволосение (или его отсутствие) лобка и подмышечных впадин, наличие влага­лища, длина которого может быть нормальной. Концентрация тестостерона и гонадотропинов находится в нормальном диапазоне. Большин­ство девушек с этим синдромом обращаются к врачу в связи с отсутствием менархе или невоз­можностью полового акта. Характерным для этих пациенток является отсутствие волос на лобке и в подмышечных впадинах, пальпируемые в паху яички или рубцы после операции по поводу па­ховой грыжи.

Лечение аналогично лечению при синдроме МРКХ. Кроме того, при синдроме тестикуляр­ной феминизации яички, расположенные в брюшной полости, подлежат удалению в связи с высоким риском их злокачественного перерож­дения (5%). Операцию выполняют эндоскопичес­ки не ранее 18—20 лет, когда полностью завер­шается процесс полового созревания.

Тактика при задержке полового развития

При задержке телархе, начало которого долж­но соответствовать костному возрасту 12,5 года, признаки его появляются лишь после 14 лет. Этот возраст соответствует верхней границе диапазо­на, равного 2,5 среднего квадратичного отклоне­ния от возрастной медианы.

Клинически различают две формы задержки полового развития: конституциональную и иди-опатическую.

Конституциональная форма задержки полового развития

При конституциональной форме речь идет о длительной задержке соматического и психичес­кого развития, при которой переход от детства к


пубертатному периоду затягивается. Девочки с этой формой нарушения имеют меньшие разме­ры тела по сравнению со сверстницами, а кост­ный возраст у них по сравнению с хронологичес­ким задерживается. Динамика концентрации гор­монов коррелирует не с хронологическим, а с костным возрастом. Лечение при этой форме не требуется. Прогноз благоприятный.

Идиопатическая форма задержки полового развития

При этой форме развитие девочек до 12—13-летнего возраста происходит как у их сверстниц, однако после этого возраста подросткового скач­ка роста и появления телархе не происходит или они сильно запаздывают. При идиопатической форме речь идет о задержке начала полового со­зревания и растягивании во времени всех его ста­дий. Девочки с этой формой нарушения внача­ле имеют меньшие размеры тела, чем их сверстницы, однако в дальнейшем из-за позднего окостенения зон роста они опережают в росте своих сверстниц. В хронологическом анамнезе у них отмечается отчетливый перелом. При осмот­ре обнаруживают первые признаки эстрогени-зации в виде появления шеечной слизи. При УЗИ матка уменьшена в размерах по сравнению с воз­растной нормой, однако эндометрий иденти­фицируется. Стимуляционная проба с прогес­тероном положительная. При ЗПР возможна семейная предрасположенность (часто выясня­ется, что ЗПР наблюдалась и у матери девочки). С другой стороны, ЗПР наблюдают и при не­рвной анорексии и булимии, а также у девочек, интенсивно занимающихся спортом, особенно если начало этих занятий пришлось на препу-бертатный период. Однако следует отметить, что задержка менархе в основном наблюдается при занятиях теми видами спорта, которые, помимо интенсивных нагрузок, требуют соблюдения жесткого режима, в том числе режима питания (спортивная и ритмическая гимнастика, бег на длинные дистанции), а также при занятиях ба­летом. Четких различий в клинической картине ЗПР, обусловленной указанными причинами, нет.

Тактика при инфантилизме (отсутствие полового развития)

При инфантилизме признаки полового разви­тия отсутствуют до 15—16-летнего возраста, что





бывает обусловлено недостаточной стимуляцией или отсутствием стимуляции функции яичников. Для уточнения характера нарушений необхо­димы дополнительные исследования:

• определение уровня эстрадиола, пролактина, ТТГ, ИПФР-1и белка, связывающего ИПФР, в крови;

• проба с гонадолиберином (определение базаль-ного уровня ФСГ и ЛГ и их уровня через 25 и 40 мин после внутривенного введения 25 мкг гонадолиберина);

• рентгенография черепа, при необходимости КТ и хромосомный анализ.

Причиной инфантилизма могут быть:

• первичная овариальная недостаточность при «чистой» и генетически обусловленной (хро­мосомные аберрации) дисгенезии гонад;

• овариальная недостаточность после лучевой и химиотерапии.

Первичная овариальная недостаточность

Для инфантилизма характерно значительное снижение концентрации эстрадиола (менее 15 пг/мл) и повышение концентрации ФСГ (более 25 мЕД/мл) в сыворотке крови. Низкий уровень эстрадиола обусловлен недостаточным его син­тезом из-за отсутствия фолликулов и приводит к половому инфантилизму и отсутствию полового развития. Существуют различные клинические формы первичной овариальной недостаточности. Наиболее многочисленную группу представляют пациентки с дисгенезией гонад, обусловленной аномальным набором хромосом (отсутствие X-или Y-хромосомы). Однако дисгенезия гонад на­блюдается также при полном женском наборе хромосом.

Чистая дисгенезия гонад

(с нормальными половыми хромосомами)

Чистая дисгенезия гонад встречается как при хромосомном наборе 46,ХХ (редко), так и при 46,XY. Кроме того, возможны также смешанные асимметричные дисгенезии (45,X/46,XY).

Пациентки с чистой дисгенезией гонад,кото­рая встречается с частотой 1:8000, имеют карио-тип 46,XY. Причиной этой формы дисгенезии является точковая мутация гена, кодирующего рецептор ФСГ (хромосома 2, аутосомно-рецес-сивный тип наследования). В большинстве слу-чаев речь идет о полной овариальной недоста-


точности, а о раннем функциональном истоще­нии яичников.

К основным признакам чистой (мужской) дис­генезии гонад (синдром Суайера,рис. 5-25) отно­сятся:

• кариотип 46,XY;

• первичная аменорея;

• половой инфантилизм;

• повышенный уровень гонадотропинов в кро­ви (ФСГ более 25 мЕД/мл);

• нормальный или высокий рост.

При мозаичных формах дисгенезии с кариоти-пом 45,X и 46,XY отмечается малый рост и вири­лизация гениталий. У некоторых девочек в ППС происходит гипертрофия клитора. Особенностью заболевания является частое развитие в дисгене-тичных яичниках гонадобластомы и дисгерм и но­мы (рис. 5-26). Поэтому после установления диаг­ноза яичники подлежат как можно ранней экстирпации.

Синдром Ульриха-Тернера (рис. 5-27)

Наиболее яркими клиническими признаками синдрома Ульриха-Тернера являются половой ин­фантилизм, малый рост, который обычно колеб­лется от 135 до 152 см, задержка костного возраста. Иногда наблюдаются также крыловидная складка (птеригий) на шее, бочкообразная грудная клетка, низко расположенная граница роста волос на за­тылке, вальгусная деформация локтевого сустава, дисплазия ногтей, пороки развития почек и серд­ца. Помимо случаев с типичной клинической кар­тиной, встречаются также малосимптомные вари­анты заболевания. Наиболее частыми признаками, указывающими на синдром Ульриха-Тернера, яв­ляются первичная аменорея, отсутствие телархе, малый рост, короткая шея, низкая граница роста волос на затылке (табл. 5-2). У новорожденных с синдромом Ульриха-Тернера при гистологическом исследовании яичников обнаруживают широкий спектр изменений — от нормального строения с примордиальными фолликулами до соединитель­нотканного перерождения яичников, которые име­ют форму тяжа. Поэтому развитие овариальной не­достаточности объясняется быстрым регрессирова­нием фолликулов, а не первичным отсутствием зародышевых клеток.

В основе заболевания лежит моносомия по X-хромосоме (утрата Y- или одной Х-хромосомы, синдром Х0). Существенное значение в диагнос­тики имеет хромосомный анализ.





Возможны различные варианты хромосомных аберраций (табл. 5-3). Особую форму синдрома представляет тернеровский мозаицизм, при кото­ром наряду с клетками с кариотипом 46,Х встреча­ются также клетки с кариотипом 46,ХХ. Чем боль­ше клеток с кариотипом 46,XX, тем менее выражены клинические проявления синдрома. В отдельных случаях функция яичников может сохраниться в течение всего ППС, описаны даже случаи беремен­ности у пациенток с синдромом Ульриха—Тернера.

Дифференциальную диагностику проводят с синдромом Нунан(встречается очень редко), для которого характерны нормальный кариотип XX,


Рис. 5-25. Дисгенезия гонад при кариотипе 46.XY (синдром Су-айера).

о-девушка 15 лет 7 мес без признаков полового созревания (ста­дия В1, Р4 по Таннеру), рост нормальный; б - во время операции под маточной трубой обнаружено перитонизированное опухо­левидное образование, которое при гистологическом исследо­вании оказалось гонадобластомой, Слева видна воронка маточ­ной трубы с фимбриями, справа - уплощенная гипертрофирован­ная матка.

клинические признаки, напоминающие синдром Ульриха—Тернера, а также недостаточность гор­мона роста, иногда — развитие краниофаринги-омы.

Овариальная недостаточность после химио-и лучевой терапии

Сочетанная химиотерапия циклофосфамидом, адриамицином, метотрексатом и 5-фторурацилом в зависимости от дозы препаратов в течение 2—3 мес приводит к повреждению паренхимы яични­ков, уменьшению количества примордиальных








Рис. 5-26. Девушка 16 лет 6 мес с дисгенезией гонад при кариотипе 46.XY и дисгерминомой, а - на сонограммах видна солидная опухоль, Принимая во внимание генетический пол ребенка и сонографическую картину, заподозрили злокачественный характер опухоли; б - во время операции под маточной трубой обнаружена опухоль, которая при исследовании имела строение, напоминающее яичник. Диаг­ноз: дисгерминома T1N1M0. Была выполнена также контролатеральная аднексэктомия, гомолатеральная лимфаденэктомия до уровня почечной ножки, Дополнительно проведена вначале химиотерапия, а затем лучевая терапия.


Таблица 5-2.Частота отдельных симптомов при синдроме Ульри-ха-Тернера


Таблица 5-3.Хромосомные аномалии при синдроме Ульриха-Тернера



Симптом Частота, %
Первичная аменорея
Отсутствие развития молочных желез
Малый рост
Короткая шея
Низкая граница роста волос на затылке
Гипо- или дисплазия ногтей
Пигментные невусы
Широкая грудная клетка
Вальгусная деформация локте­вых суставов
Снижение слуха
Короткая IV пястная кость
Крыловидные складки на шее
Пороки развития почек и мо­чевых путей
Лимфедема
Высокое нёбо
Артериальная гипертензия
Эпикант
Снижение зрения
Пороки развития сердца(на­пример, аортальный стеноз)
Пороки развития позвоночника

Хромосомные аномалии Частота,%
45,Х
Структурные изменения второй Х- хромосомы: два длинных плеча, аномальное ко­роткое плечо: 46,Х, изо (Xg) отсутствие короткого плеча: 46,Х, делеция (X) отсутствие длинного плеча: 46,Х, делеция (X)
Мозаицизм (более двух генетических линий клеток): 45,Х/46,ХХ или 45,X/46,XY
В случаях когда участки Y-хромосомы в клетках перифериче­ских тканей не обнаруживаются, а в клетках яичников выявляются «скры­тые Y-хромосомы», отмечается по­вышенная частота развития злокаче­ственных опухолей






Рис. 5-27.Синдром Ульриха-Тернера. а - девочка 14 лет 3 мес с типичными симптомами: карликовый рост, крыловидные кожные складки на шее, инфантилизм; б- 15-летняя девушка с малосимптомной формой синдрома Ульриха-Тернера и первичной аменореей. Длина тела 143 см, других характерных признаков синдрома нет. Уровень ФСГ в крови 66 мЕД/мл, эстрадиола - 33 пг/мл. Костный возраст 13,5 года, Ложное развитие молочных желез; в - 19-летняя девушка с малосимптомной формой синдрома Ульриха-Тернера: инфантилизм и карликовый рост,


фолликулов и нарушению биосинтеза гормонов. У 30—70% пациенток при этом развивается ова-риальная недостаточность. Восстановление веге­тативной и генеративной функции яичников про­исходит редко. После монохимиотерапии длитель­ностью 1 мес еще можно рассчитывать на восстановление функции, однако после комби­нированной химиотерапии эта функция утрачи­вается необратимо. После лучевой терапии в оча­говой дозе 5—13 Гр происходит частичная утрата функции яичников, после облучения в дозе бо­лее 20 Гр функция утрачивается полностью.

Возможности лечения.Для защиты яичников от повреждения перед проведением лучевой те­рапии в дозе более 10 Гр можно выполнить ла-паротомию и переместить яичники за тело мат­ки, зафиксировав их к крестцово-маточным связкам, а если предполагается облучение вбли­зи срединной линии, то сместить их латераль-нее, с тем чтобы они оказались прикрытыми свинцовой пластинкой с «окном» в центре для прохождения лучей. Таким образом удается сохранить функцию яичников более чем у 50%


пациенток. Перед проведением полихимиотера­пии алкилирующими препаратами в некоторых клиниках удаляют яичники и подвергают их глу­бокому замораживанию, чтобы в дальнейшем, после завершения терапии, реимплантировать пациентке.

Тактика при карликовом росте (длина тела менее 135 см)

Причинами карликового роста, нередко соче­тающегося с овариальной недостаточностью, бы­вают опухоли ЦНС (краниофарингиома, опухо­ли гипофиза или турецкого седла), перенесенный энцефалит, черепно-мозговая травма (сотрясение или ушиб головного мозга), хромосомные ано­малии (синдром Ульриха-Тернера), гипофизар-ная недостаточность (после родовой травмы, осо­бенно у детей, родившихся в тазовом предлежании или перенесших во время родов гипоксию, при­ведшую к гипопитуитаризму), а также изолиро­ванная гормональная недостаточность. Для уста­новления диагноза необходимо:





• определить концентрацию ФСГ, ИПФР-1, бел­
ка, связывающего ИПФР-3, и гормона роста
после введения инсулина (гипогликемическая
проба с инсулином);

• комбинированный тест стимуляции гипофи­за;

• провести хромосомный анализ;

• получить рентгеновские снимки области ту­рецкого седла, при необходимости выполнить КТ или МРТ.

Тактика при гермафродитизме,

сочетающемся с вирилизацией

и другими признаками гиперандрогении

Проявления вирилизации у девушек колеблют­ся от гипертрофии клитора до персистенции уро-генитального синуса и гермафродитизма. По клас-сификации Прадера различают 5 вариантов. Гениталии промежуточного типа, или вирильный синдром, распознаются сразу после рождения ребенка или в раннем детском возрасте, детей с этим синдромом следует тщательно обследовать для уточнения причины и проведения лечения (см. также гл. 7).

К менее выраженным симптомам гиперанд­рогении относятся:

• преждевременное пубархе (преждевременное адренархе);

• гирсутизм (появление длинных волос на учас­тках тела, на которых они обычно растут у мужчин, например на подбородке, щеках, вер­хней губе, в области грудины, вокруг сосков, а также нечеткая граница роста волос на лоб­ке); оволосение на руках и ногах обусловлено не андрогенами;

• угри, себорея;

• малый рост, опережение костного возраста.

Вирилизация у девочек

Вирилизацию и гениталии промежуточного типа обычно диагностируют и лечат в раннем дет­ском возрасте при обязательном осмотре новорож­денных, а также при дальнейших профилактичес­ких осмотрах. Иногда вирилизацию выявляют лишь после завершения ППС у девушек с женс­ким типом гениталий. Причинами этих измене­ний бывают:

гиперандрогенияу лиц с женским набором хро­
мосом;


• частичная или полная резистентность к андро-геннымгормонам у лиц с мужским набором хромосом;

истинный гермафродитизм(наличие у индивиду­ума как яичек, так и яичников, см. также гл. 7).

Гиперандрогения у девочек

Причины:

• АГС (более чем в 50% случаев, см. также с. 152);

• опухоли коркового вещества надпочечников. Иногда опухоли коркового вещества надпочеч­ников, продуцирующие андрогены, могут стать причиной гиперандрогении и вирилизации. Характерным для таких опухолей, помимо кли­нических симптомов, является также повы­шенный уровень ДГЭАС (более 5—7 мкг/мл) и тестостерона в сыворотке крови; важное ди­агностическое значение имеет также УЗИ и КТ.

Истинный гермафродитизм (см. также га. 7)

При истинном гермафродитизме, который встречается довольно редко, больные имеют ка-риотип 46,ХХ или 46,XY, однако фенотип при этом бывает преимущественно женский. Диагноз мож­но поставить лишь на основе хромосомного ана­лиза и гистологического исследования ткани яичек (яичников), полученной путем биопсии. Особен­но велико значение хромосомного анализа.При мужском наборе хромосом всегда следует выяс­нить локализацию яичек. Ткани, иссекаемые во время операции по поводу паховой грыжи, подле­жат обязательному гистологическому исследова­нию. Для обнаружения и удаления яичек прибе­гают к диагностической пельвископии, реже — лапаротомии.

Лечение первичной аменореи

Лечение девочек с первичной аменореей дол­жно быть направлено прежде всего на устране­ние ее причины.

Лечение первичной аменореи, вызванной опухолью

При опухолях ЦНС или гипофиза рассматри­вают вопрос о нейрохирургическом вмешатель-





стве. При пролактиноме операция показана в тех случаях, когда опухоль превышает в диаметре 1 см и, распространяясь пара- или супраселляр-но, выходит за пределы турецкого седла. Рекомен­дуется методика селективной транссфеноидальной аденомэктомии с оставлением неизмененной час­ти гипофиза. При доброкачественных опухолях яичников показано пельвископическое удаление опухоли с сохранением неизмененной ткани яич­ника.

Эстроген-прогестагенная заместительная терапия

При овариальной недостаточности назначают циклическую терапию эстрогенами и прогеста-генами (желательно производными прогестеро­на). Препараты этинилэстрадиола следует при­менять исключительно для контрацепции. Это положение основывается на многочисленных, в том числе новых, данных.

Так, при отсутствии полового созревания на­значение эстроген-прогестагенной терапии при­водит к появлению вторичных половых призна­ков и способствует началу полового созревания. Искусственное стимулирование полового созре­вания позволяет девочке установить психосоци­альные связи со сверстницами в этот чувстви­тельный период развития. Гораздо большее значение имеет заместительная гормональная те­рапия для нормального развития костей. Соглас­но современным представлениям, эстрадиол в пубертатном периоде вызывает созревание кост­ной ткани (рис. 5-28), которая в течение 3—5 лет после менархе достигает наибольшей массы (peak


bone mass). У молодых женщин с длительной эс-трогенной недостаточностью по сравнению со сверстницами с нормальной функцией яичников масса костной ткани снижена, причем этот де­фицит можно количественно определить с помо­щью различных методов остеоденситометрии. У девочек с овариальной недостаточностью из-за остеопороза чаще наблюдаются переломы костей. Под влиянием циклического введения эстроге­нов, в том числе эстрадиола, костная масса уве­личивается и трабекулярная структура костей со­храняет механическую прочность. При синдроме Ульриха—Тернера ранняя эстроген-прогестаген­ная терапия также стимулирует созревание кост­ной ткани, однако, чтобы добиться по возмож­ности большей длины трубчатых костей, заместительную терапию следует начинать лишь после полного завершения окостенения эпифи-зарных зон роста. При назначении эстроген-про­гестагенной терапии следует исходить из приве­денных ниже принципов.

• При отсутствии у девочки признаков полового созревания (телархе, пубархе) до 14 лет, а ме­нархе до 16 лет необходимо целенаправленное гинекологическое, эндокринологическое и аук-сологическое обследование. При этом важно определить динамику роста до момента обсле­дования (процентильная кривая), костный воз­раст (рентгенография левой кисти) и предпо­лагаемую окончательную длину тела. Устано­вив диагноз и наличие у пациентки эстрогенной недостаточности, для индукции процесса по­лового созревания и особенно для профилак­тики остеопороза следует начать заместитель­ную эстрогенную терапию. При этом девочкам,



Рис. 5-28. Отдаленные последствия занятий спортом и аменорея. Схема, изображаю­щая динамику плотности костной ткани в разные возрастные периоды. С началом пубертатного периода происходит созре­вание костной ткани, которая к 15-20 годам достигает максимальной плотности (peak bone mass), В дальнейшем происходит фи­зиологический процесс уменьшения кост­ной массы, У женщин с длительной эстро­генной недостаточностью костная масса существенно ниже по сравнению с таковой у женщин с нормальной продукцией эстро­генов,





половое развитие которых соответствует ста­дии 1—3 (В1—3, Р1—3 по Таннеру), эстроген-ные гормоны необходимо назначать в посте­пенно возрастающих дозах, например в первые 6 мес по 0,2 мг/сут, в следующие 6 мес по 0,5 мг/сут эстрадиола или эстрадиола валерата в виде монотерапии. Лишь со второго года ле­чения назначают полную дозу препарата. У де­вочек с неблагоприятным прогнозом в отно­шении роста, например при синдроме Ульри-ха—Тернера или после химио- или лучевой терапии, сроки проведения заместительной гор­мональной терапии подбирают индивидуально, т.е. эстрогены назначают только тогда, когда исчерпан весь потенциал роста костей и про­изошло окостенение эпифизарных зон роста.

• Если по достижении стадии ВЗ полового со­зревания у девочки отмечается вторичная аме­норея, вызванная эстрогенной недостаточно­стью, которая продолжается более 6 мес, рекомендуется провести заместительную эст-роген-прогестагенную терапию.

• Для заместительной терапии следует приме­нять лишь так называемые естественные эст­рогены, например эстрадиол по 2 мг/сут или эстрадиола валерат по 2 мг/сут. С 13-го по 22-й день дополнительно вводят прогестаген. Пе-роральные контрацептивы, содержащие эти-нилэстрадиол и дающие более выраженный эффект, следует назначать лишь в тех случаях, когда пациентка хочет также предохраняться от беременности.

• В течение первых 3 лет после наступления ме­нархе регулярность менструаций обычно на­рушена и часто наблюдается поли- и олигоа-менорея, поэтому заместительную эстроген-ную терапию назначать не следует, если нет других симптомов эстрогенной недостаточно­сти.


Вторичная аменорея

Вторичная олигоаменорея: функциональные нарушения менструального цикла

При олиго- и полименорее, а также вторич­ной аменорее обычно речь идет о функциональ­ных нарушениях, которые часто наблюдаются в первые 3 года после наступления менархе и по­этому не требуют специального обследования.

Однако, если нарушения менструального цикла не исчезают через 4 года после менархе или пос­ле 17—18-летнего возраста, показано тщательное обследование девушки.

При всех вариантах нарушения менструаль­ного цикла — от недостаточности желтого тела с удлинением цикла или отсутствием овуля­ции до вторичной аменореи — речь идет об одном и том же патофизиологическом про­цессе, который лишь проявляется с различ­ной интенсивностью и имеет разную продол­жительность (рис. 5-29, табл. 5-4).

Исходя из этого, олиго- и полименорея име­ют сходные с тяжелой вторичной аменореей при­чины, хотя лечение этих расстройств разное.

Таблица 5-4.Нарушения менструального цикла в разные возрас­тные периоды (гинекологический возраст определяется количе­ством лет после менархе) (Lauritzen, 1987b)

Хронологический возраст, годы 12-14 15-17 18-20
Годы после менархе 0-1 2-3 5-7
Ановуляция, % 60-80 43-50 12-27
Недостаточность лютеиновой фазы, %
Овуляция,%


klinicheskie-priznaki-povrezhdenij-chelyustno-licevoj-oblasti.html
klinicheskie-priznaki-tipichnih-i-atipichnih-pnevmonij-u-detej-i-mesyacev-zhizni.html
    PR.RU™